Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг.

После правления Петра I оказалось, что стоимость, которую Наша родина заплатила за то, чтоб стать величавой державой, была безмерно высочайшей. Генерал-прокурор Сената П.И. Ягужинский представил Екатерине I «Записку о состоянии России». В ней он подчеркивал, что «от подушного сбора происходит величавая тягость». П.И. Ягужинский предлагал высвободить часть дворян Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. от военной службы для занятия хозяйством и контроля за поступлением подушной подати от фермеров. Эту точку зрения, выражавшую интересы широких слоев дворянства, поддержали высшие сановники империи: П.М. Апраксин, Д.М. Голицын, Г.И. Головкин, П.А. Толстой. Они считали, что помещики, находящиеся на службе, ослабляют контроль за хозяйством Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. и крестьянами. Возвратившись, они могли бы «крестьянам помощь и исправление показать и старатца в доброе состояние привесть». Эта точка зрения, высказанная в 1726 г. и поддержанная Военной коллегией и Сенатом, была вполне реализована только полста лет спустя.

Вернемся к записке П.И. Ягужинского. Он считал, что всякое правительство «на Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. 2-ух подпорах содержится, т.е. от земли и от коммерции...». Генерал-прокурор предлагал отменить протекционистский тариф 1724 г., по которому таможенные пошлины па импорт достигали 75%, что привело к расцвету контрабанды. Екатерина I передала записку на обсуждение Верховного потаенного совета. По его решению была понижена подать, отменены наказания помещиков за Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. утайку крепостных, уменьшены пошлины, сотворен ряд комиссий. Глава комиссии'о подати Д.М. Голицын лицезрел свою задачку в том, чтоб «положить такую подать, чтоб всегда без доимки платить могли, не отговариваясь пустотою». Комиссия о коммерции предложила пересмотреть таможенный утомившись 1724 г. и разработала в 1731 г. новый утомившись. Ставка пошлин понизилась Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. с 70 до 20% на производимые в Рф продукты и до 10% на не производимые. Вводился даже покровительственный 5% тариф на нужные для страны закупки. Объем торговли сходу возрос, равно как и доходы казны.

Валютное воззвание

Для компенсации понижения доходов от подати с населения в 1727 г. было решено потаенно произвести на 2 млн р. эмиссию медных пятаков Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг.. Медная чеканка приносила казне значимый доход. Пятаки чеканили по 40 р. из пуда при стоимости меди 6-8 р. за пуд. Медные монеты предполагалось поменять у населения на серебряные и сделать резерв. Для надзора за исправлением монетного дела был ориентирован В.Н. Татищев, который выступал против облегчения монетной стопы. До 1731 г. медных Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. пятаков начеканили более чем на 3,5 млн р., что отдало казне 2 млн р. прибыли и временный стабилизационный эффект.

Равномерно в правительственных кругах росло осознание того, что источником доходов страны должна быть не переделка металла на монетных дворах, а развитие индустрии и наружной торговли. Практически управляющий русским государством в то время Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. А.И. Остерман писал, что «монета может... без отягощения подданных много помножить доходы. Главное дело заключается в том, чтоб оная год от году была содержима в обороте беспрестанном...». Он предлагал даже «учинить справедливое вспоможение фабрикантам и, частично, и поощрить их, т. к. от мануфактур и фабрик авторитетная полезность государству Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. доставлена, быть может». Во время правления Анны Иоанновны (1693-1740) существенное личное состояние за счет казны заполучил 1-ый человек в государстве - Э.И.

Бирон. Придворные вспоминали, что прибыл он в Россию «в маленьком состоянии». Их пугало его дальнейшее 16-летнее регентство при Иване VI, которое должно было обойтись Рф в 16 млн Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. р. Бирон был обвинен в получении «не по достоинству» большущих сумм, в хищениях «несказанного» числа казенных средств и иных вещей, в разорении многих русских фамилий. Значительную часть ценностей конфисковать, но, не удалось - они были дальновидно помещены в забугорные банки.

К 1730 г. в воззвании находилось серебра на 29 млн р., золота - на Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. 0,8 млн, меди - на 4,5 млн р. и приблизительно столько же меди поддельной. Удельный вес медных средств был очень велик, они имели принудительный курс и не воспользовались авторитетом.

Липовые монеты потоком шли из-за границы. Иноземцы за «воровской» пуд меди ценой 8 р. брали продуктов на 40-50 р. и имели «великую прибыль». В особенности Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. «вредной» монетой счита- III! пятаки, нарицательная стоимость которых в 5-6 раз превосходила цена содержавшейся в их меди.

С 1731 г. пятаки стали изымать из воззвания. Выход был очевиден - количество металла в монете должно было приравниваться рыночной стоимости. Стоимость пятака стали равномерно снижать, и в I /46 г. пятаки обращались Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. как 2 к., т.е. вровень с грошевиками. Нуждалось в улучшении и монетное серебро. В 1730 г. Сенат принял решение дать на откуп личной компании переделку старенькой серебряной монеты в рубли и полтины 77-й пробы. Кон- іракт завершился скандалом, подрядчики нелегально за счет казны и населения получили приблизительно 100 тыс. р. прибыли Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг., а В.Н. Та- іиіцев был уличен в получении взятки. Процесс переделки затянулся на десятилетия. Правительство Елизаветы Петровны приняло ряд указов по обмену медных грошевиков и изъятию их из »вращения. С сентября 1756 г. их воспринимали как медь по 5 р. за пуд. Так завершилось 30-летнее хождение медных пятаков начала 1720-х Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. гг. — «самой вредной монеты». Оздоравливающий эффект ін.іл временным. Финансовая политика отличалась эклектикой. Ома не основывалась на знании законов валютного воззвания, правительство не имело концепции развития государственных денежных институтов.

Бегство капиталов

Политическая непостоянность в эру переворотов вызывала пегство капиталов за границу. Обширно известны богатства, размещенные в западных банках А.Д Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг.. Меньшиковым (по различным панным до 9 млн р.). Барон Э.И. Бирон через банкира Липмана переправлял значимые средства в английские и голландские папки. При описи имущества удаленного в ссылку Елизаветой Д.И. Остермана было найдено наличными только 230 р. Напомним, что граф в течение 40 лет занимал высочайшие муниципальные посты, был фактическим управляющим внутренней Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг. и наружной политики, будучи человеком опытным, хранил средства в Лондоне и Амстердаме. Условия помещения средств были составлены так, что получить их мог только сам владелец либо его отпрыск, по личному требованию. Правительство для возвращения средств воспринимает решение отработать опробованную на наследниках Меньшикова схему. Сослав А. И. Остермана Финансовая политика правительства в 1725 – 1762 гг.-отца, Елизавета выказывает притворную доброжелательность к отпрыску, отправляя его за границу по личным делам. Русскому послу в Голландии было дано указание немедля по получении средств арестовать юного графа и выслать в Россию. Засол, возмущенный таким предложением, порекомендовал знатному потомку бежать.


finansovij-obzor-godovoj-otchet-oao-aviakompaniya-yutejr-za-2007-god.html
finansovij-otchyot-mtb-opredelenie-osnovnih-strategicheskih-napravlenij-v-razvitii-liceya-na-2008-2009-uchebnij-god-v-kontekste-sistematizacii-i-ocenki-proizoshedshih-izmenenij-oficialnaya-spravka.html
finansovij-portal-bnewskz-astana-05102012-kak-budet-razvivatsya-pensionnaya-sistema-kazahstana.html